вторник, 26 ноября 2019 г.

Финансовые рынки и философия

Я тут читаю «Физика и философия» Гейзенберга (да, это кличка Уолтера Уайта из сериала «Во все тяжкие»). И несколько вещей мне показались очень созвучными.

Наши рынки находятся в очень нестабильном и крайне «натянутом» состоянии. Подобно другому сериалу «Чернобыль» канала HBO, на рынках довольно давно проводят испытания, причём нынешнее, как и испытание реактора в Чернобыле, уже четвёртое «QE4», а предыдущие три точно так же, как в сериале, закончились неудачей. Люди, проводящие испытание на монетарной системе, точно также не ведают, что творят, и решают свои текущие проблемы. В случае с США, такие проблемы ограничены 4-летним сроком до следующих выборов.

Книга Вернера Гейзенберга начинается с краткого и доступного экскурса в суть квантовой теории света, которая, как оказывается, пытается описать некий «общий знаменатель», «первопричину» и «базовую субстанцию» всего мира. Если меня читает физик — приношу свои извинения: я человек гуманитарный, лучше понять и передать не могу.


Ещё в Древней Греции множество философов пытались дать определение «атома» именно потому, что проблема некоей неделимой, элементарной частицы, из которой создано всё вокруг, волновала уже тогда. Платон был как раз одним из пионеров в попытке дать определение «атома» и по какому-то необъяснимому совпадению то, что он высказал тысячи лет назад, довольно точно совпало с тем, что обнаружили физики, начиная с Планка в районе 1900-х.

Это я к тому, что философия — это не совсем уж «лженаука» и «гомеопатия».

Когда традиционные академики затрудняются дать определение явлению, как это было при Платоне в области физики или как это есть сейчас в области финансов, философия очень даже может помочь.

В случае со светом, есть непреодолимое противоречие: свет — это физическое тело (если его рассматривать, как «пакет энергии», дискретный квант) и одновременно свет — это просто волна. Всё зависит от точки зрения и способа наблюдения.

В принципе, такое двоякое толкование — это прямой удар по материализму. И не нужно никакого бога и никакой религии.

Чтобы как-то примирить эти два взаимоисключающих определения, придумали новое понятие: «волна вероятностей» — новый вид физической реальности, находящийся посередине между возможностью и действительностью.

Волна вероятностей

В ньютоновской небесной механике, мы замеряем положение и скорость планеты, результаты замеров переводим на язык математики (начальные координаты, инерция и направление и т. д.) и в результате — мы можем предсказать точное время солнечного затмения.

В квантовой теории всё не так.

Мы можем определить координаты и скорость электрона, но с огромными неточностями и допущениями. Приходится задействовать функцию вероятностей, соединить факт со степенью нашего знания факта. Определить находится ли объект наблюдения во взаимодействии с миром (например, с измерительным прибором в момент наблюдения или до него).

Измерительный прибор описывается в понятиях классической физики, но наше знание мира неполное, поэтому наше описание субъективно.

Любая «аналитика» по рынкам всегда пестрит различными индикаторами и статистикой. Однако, одну и ту же цифру можно толковать диаметрально противоположно. Нельзя дать верный ответ на вопрос «Стакан полупуст или полуполон?». Поэтому нельзя иметь чётких убеждений на рынке.

Даже хуже того: в политике тоже, доколе политика и экономика тесно взаимосвязаны.

Мы все очень субъективны. Поэтому результаты, которые мы наблюдаем, толкуется всеми по-разному.

Сорос говорит, что уже факт нашего наблюдения за условным «Газпромом» приводит к изменениям в оценке его акции. Не напоминает ли это квантовую теорию?

Только что я написал, что неважно, кто станет следующим президентом США — ему/ей всё равно не оставили выбора (я вообще думаю, что Трамп останется на второй срок). Я написал самонадеянно.

В романе «Война и мир», Кутузов спал во время утверждения диспозиции наших войск, так как история была предрешена, как и исход битвы. У Наполеона тряслась икра и только этим он и отличался от всех остальных.

Отрицать роль личности в истории — значит заниматься самообманом.

Конечно, можно сказать, что лидер приходит и ломает все устои и правила, существовавшие до него (так поступил Иисус, разрушив «старый храм веры»). Можно сказать, что лидер всё равно пришёл не сам по себе, а благодаря сложившейся до его прихода обстановке. И поэтому все его революционные действия обусловлены предысторией его появления.

Если Трамп победит, он не станет отменять налоговое стимулирование, которое сам же ввёл.

Зато Уоррен отменит налоговые льготы, что немедленно скажется на EPS, чисто математически.

Значит, если Трамп останется S&P500 пойдёт, например, на 3700, а если его сменит Уоррен, индекс упадёт на 2200?

А теперь вопрос: вы там сами кем себя видите: республиканцами или демократами?

Я, например, был бы точно республиканцем и мои инвестиционные предпочтения все «республиканские»: я всегда не любил акции Facebook и FANG вообще, я люблю реальный бизнес, типа Boeing или Exxon. Я люблю золото. Мне нравятся капитализм и рынок (хотя я чётко вижу границы дозволенного для рынка).

Демократы любят Google, налоги, социальную справедливость и госрегулирование (которое, до определённой степени, необходимо, как воздух).

Ну, кто был прав все последние годы?

Демократы.

Facebook, Google, Apple, Amazon выперли и люди заработали.

Так что торговать нужно, забыв убеждения. Лучше заработать на ошибочной идее, чем не заработать на правильной.

https://seoded.blogspot.com/2019/11/rinki-i-filosofiya.html

Интересное...




Другие посты по этой теме:



Комментариев нет: