понедельник, 19 июня 2006 г.

О равенстве почти всех министров


Люблю красноречие нашего премьера. Далёкое от слепого следования обветшалым канонам риторики, оно подкупает неподдельным знанием жизни и лаконической глубиной (и притом не содержит скрытых отсылок к ненормативной лексике, отличавших афористические шедевры незабываемого Виктора Степановича). Взять хоть последнюю по времени апофтегму, произнесённую г-ном Фрадковым на заседании кабинета: «У нас все министры равны, кроме вице-премьеров» — согласитесь, чудесно. Можно было бы написать целый том, комментируя эти семь слов в историческом, нравственном, административном и прочих аспектах, но делать этого мы не станем, ограничившись ситуативными смыслами сказанного.

Сказано это было для умиротворения очередной баталии между членами кабинета — в поддержку министру сельского хозяйства Гордееву, посетовавшему, что «один министр считает, что он главный и что главное — сдерживать инфляцию». Таким образом, слова г-на Фрадкова, во-первых, указывали министру финансов Кудрину, что тот зря мнит себя превыше коллег. А поскольку Кудрин возражал ещё и вице-премьеру Жукову, то слова премьера, во-вторых, вроде бы давали заносчивому главе Минфина дополнительный окорот: мол, Жуков-то и вообще поравнее тебя будет. Баталия же шла вот о чём.





Жуков представил кабинету гигантский «Сводный доклад о результатах и основных направлениях деятельности правительства на 2006–2008 годы». Доклад готовился как ход сразу по нескольким направлениям. Помимо титульной цели (должно же, в конце концов, правительство уметь связно рассказать, чем и ради чего занимается!), он должен был продвинуть кабинет к переходу на финансирование ведомств «по результату», дать новые аргументы в пользу трёхзвенной структуры правительства и — в сегодняшней ситуации самая важная, хотя вслух не называемая цель — хоть немного поколебать монополию Минфина на разработку бюджета. Именно вокруг этого и возник спор. Кудрин выразился прямо: «Доклад не может быть использован в бюджетном планировании — и не дай Бог использовать его в бюджетном планировании». Применительно к конкретному тексту он был просто прав: сами разработчики признают, что доклад сырой, что более трети целевых показателей работы ведомств не могут сегодня получить количественной оценки, что сами показатели не идеальны, а их привязка к ведомствам нередко спорна, и что вообще это «пробный документ». Ограничься Кудрин указанием на очевидное несовершенство «Сводного доклада», и спора бы не возникло. Но глава Минфина пошёл гораздо дальше, решив подавить бунт в зародыше. Он заявил, что такого рода бумага просто никому не нужна, поскольку уже есть трёхлетний финансовый план, подготовленный его министерством, да и сама затея с финансированием по результату бессмысленна: урезать бюджет не справившемуся с заданиями ведомству — значит отбирать деньги у его подопечных бюджетополучателей, которым и без того тошно. И — «нельзя планировать реформы, не оценив их по деньгам. Это крупная методологическая ошибка».

Тут, естественно, и начался шум, потому что министр финансов явно хватил через край. Кто спорит, планировать что бы то ни было, «не оценив это по деньгам», — неумно. А верстать бюджет, исходя преимущественно из минфиновских, то есть прежде всего внутрибюджетных соображений (с неохотными поправками на приказания высокого начальства), не спрашивая и не задумываясь, на что особенно нужно тратить деньги и каких результатов этими тратами добиваться, — это как, методологически безупречно? А утверждать, что все прочие министерства и ведомства должны ныне и присно протягивать ножки по одёжке, скроенной Минфином, какие бы перед ними ни стояли старые и ни вставали новые задачи, — это разумно? В конце-то концов, бюджет для страны или страна для бюджета? За последние месяцы уже до самых отпетых макроэкономистов, кажется, стало доходить, что в неустанных борениях с инфляцией мы опаснейшим образом запустили дела в энергетике и теперь даже массированные инвестиции не дадут гарантий от кризиса. Что ещё должно попасть в отчаянное положение, чтобы нам перестали рассказывать, как все наши беды исцелит трёхпроцентная инфляция, которой в обозримом будущем нам всё равно не видать?

Спор закончился очередной победой Кудрина. Это и естественно: пока никто не решается спросить его в лоб, понимает ли он, что бюджет не цель, а средство, он так и будет побеждать. Премьер, впрочем, подчеркнул, что победа всё-таки временная: «Пока финансисты главнее». И состоялась, по мнению премьера, не столько виктория Минфина, сколько конфузия адептов содержательной экономической политики — самого Фрадкова и отраслевых министров: «Пока не сформулируем чётко параметры экономической политики, не определим направления работы — в Минфин можно не ходить до этих пор», — иными словами, как только министры научатся прыгать в воду, Минфин немедленно нальёт в их бассейн воды. А возможно, и не нальёт — Кудрин ни словечком не намекнул, что при каком бы то ни было прогрессе в мастерстве кабинетного целеполагания согласится подвинуться у бюджетных рулей.

Похоже, правду говорят аналитики, предрекая скорые кадровые перемены в правительстве. Точнее, желательно, чтобы они говорили правду: дееспособность кабинета, позволяющего себе один четверг за другим убивать на споры о курице и яйце — что важнее: поставить задачу или рассчитать затраты на её решение, — не может быть особенно высока. Но аналитики могут и ошибиться. Смотрите, совсем недавно казалось, что Фрадкову с Грефом и под расстрелом не ужиться, — а они уже друг друга похваливают. (Хотя Греф, кажется, опять решил поконфликтовать — в Шанхае он заявил журналистам, что усиление роли государства в бизнесе «опасно и непродуктивно»: «Государство — это ничто, это фикция. Когда говорят о вторжении государства в бизнес, речь идет об интересах конкретных чиновников». Страшно подумать, с кем, даже и не считая Фрадкова, он теперь может поссориться.)

А что итоги спора опровергли сказанные при его начале слова премьера, так ничего особенного в этом нет. Испокон веку поучительные афоризмы произносятся не затем, чтобы их не нарушать, а затем, чтобы люди знали, что именно они нарушают.

Автор: Александр Привалов.

Интересное...




Другие посты по этой теме:



Комментариев нет: